О трансцендентальной технике глубокого дыхания.

Игорь Бережной. О трансцендентальной технике глубокого дыхания.

В это время, когда каждый день приносил новые знакомства, новые сведения, я все больше слышала о трансцендентальной технике глубокого дыхания. Однако никто из моих коллег не мог толком объяснить, что это значит и в чем она заключается. И вот после сеанса, который я проводила в прекрасно оборудованном зале музея Ленина, ко мне подошел молодой человек в типично молодежном джинсовом наряде. Только не совсем обычная прическа и непонятный знак круглой формы, висевший на шее на простом кожаном ремешке, выделяли его из толпы сверстников. И еще — обращал на себя внимание очень ясный взгляд темных глаз.

Молодой человек поблагодарил меня за сеанс, в котором он и полетал, и поплавал, и представился — Игорь Бережной. Он сообщил, что знаком со многими экстрасенсами, в частности, с Джуной, и ему хотелось бы познакомиться со мной. Его поразило, что я с первых минут сеанса пытаюсь создать чувство невесомости и полета. Далее он сообщил, что владеет техникой ввода в транс глубоким и частым дыханием, и пригласил меня на свой сеанс, который должен пройти в том же зале. На следующий день я стала участником сеанса, о котором так давно мечтала. Вот уж поистине Киев для меня оказался городом чудесного исполнения желаний.

Игорь Бережной проводил сеанс под звуки мантр. Я их слышала впервые, но сразу ощутила, насколько это мощное эмоциональное сопровождение. Ритмы, отработанные веками, тысячелетиями, безотказно вызывали в душе человека звучание именно тех струн, которые были нужны. Игорь, руководя дыханием, словесное внушение пересыпал мантрами, которые пел сам, сопровождая звуками «Омма», интонация которых менялась в зависимости от эмоций.

Я уже говорила, что никогда не ощущала ни воздействия гипноза, ни влияния психотерапевта. То, что внушала я своим пациентам, — до сих пор было недоступно мне самой. И вдруг на сеансе Игоря Бережного я почувствовала, что погружаюсь в какое-то неизвестное мне состояние. Меня одолевают сильные чувства, они поднимаются откуда-то из неконтролируемых мною глубин. Через несколько минут я осознала, что начинаются схватки. Я даже знала, кого рожаю — своего, сына. Я почувствовала, как игла входит в спину, это мне делали спинномозговую блокаду. Сознание было совершенно ясным. Но мне хотелось извиваться, плясать — сдерживать себя я не могла.

Игорь подошел ко мне и прикосновением руки мгновенно снял боль. Я открыла глаза и увидела — в зале твориться что-то невероятное. Люди делали невообразимые движения, некоторые перемещались по залу, совершая при этом диковинные па. Перед сеансом Игорь предупредил, что не нужно себя сдерживать, наоборот, пусть проявятся самые невероятные движения, на которые способен наш организм. Мы всё зашторены, мы заучили искусственные, порой вредные движения, а во время сеанса спонтанно, диктуемые подсознанием, проявляются те, что нужны нашим внутренним органам. Хорошо бы запомнить их и повторять как зарядку, вместо тех заученных упражнений, которые, как правило, не подходят нам индивидуально.

Игорь считал, что во время глубокого и частого дыхания, спонтанных движений открываются энергетические каналы организма. Человек интенсивно обменивается энергией с окружающим пространством.

О трансцендентальной технике глубокого дыхания.Как все это ни объяснять, но эффект виден даже непосвященному и предвзятому — во время сеанса люди рыдали, у многих слезы текли ручьями, раздавались душераздирающие стоны, люди непроизвольно дергались, странно двигали руками и ногами. Я не новичок в этом деле, но и на меня такое поведение произвело сильное впечатление. Пораженная движениями одного молодого человека, который бился и извивался, как эпилептик, я подошла к нему и участливо спросила: «Вам плохо? Чем я могу помочь вам?». Он, не открывая глаз, ответил: «Отстань, мне хорошо, как никогда».

Спор с православным священником.

На сцене в президиуме в это время сидел приглашенный священник. Он постоянно крестился, отгоняя от себя нечистую силу. После сеанса, обсуждая увиденное, священнослужитель обвинил Игоря в шаманстве, а затем, несколько подумав, и в атеизме. Дело в том, что Игорь делал ритуальные движения, с помощью которых буддисты наполняют тело энергией. Священник смысла движений не понял, но заподозрил, что они как-то связаны с бюстом Владимира Ильича в углу сцены (действие происходило в музее Ленина). Вот он и обвинил Бережного, что тот поминутно кланяется вождю пролетариата.

В результате не совсем корректных обвинений разгорелся спор. Мне показалось, что он был явно не в пользу православного священника, который, как недавно атеисты, не мог поступиться принципами. Его уставом была буквально прочитанная Библия. Я подумала, что мы не скоро еще научимся относиться с уважением и интересом к необычному и незнакомому. Новизна по-прежнему пугает, вызывает враждебность. Жаль!

Тибетская медицина.

С Игорем мне посчастливилось поработать несколько дней. Я помогала ему проводить сеансы, отмечая все, что нужно взять в работу. Игорь оказался большим мастером. В свои 23 года он знает необычайно много. А диагност — совершенно блестящий! Это я смогла выяснить очень быстро. То, что для меня стало высшим достижением длинной и трудной жизни, то, что я узнала, разбив не один раз лоб о препятствия, он — ровесник моей младшей дочери — впитал от других.

Игорь рассказал мне, что с 13 лет учился у тибетского монаха, который сам выбрал его среди других сверстников. Тибетская медицина стала его призванием. Конечно, я не упустила момента и спросила — были ли среди избранников монаха лица женского пола. Игорь ответил, что нет.