советы экстрасенса

Исповедь экстрасенса

Несколько слов о себе — как я стала экстрасенсом

Учитывая деликатность темы, отмечу: когда со мной произошли все нижеописанные события, мистикой и экстрасенсорикой я не интересовалась, гороскопов не составляла, в гадалок не верила, статей по парапсихологии и НЛО не читала, в экстрасенсы не верила. Я была очень далека от тех проблем, которыми сегодня увлекаются очень многие люди. К слову замечу, что у нас на Галичине парапсихологический пришельский психоз никогда не увлекал сколько-нибудь заметные круги населения.

Чтобы вы поняли, насколько я была темным во всех этих проблемах человеком, признаюсь вам, что даже значение слова «экстрасенс» я толком не понимала. Скажу больше — я всегда сторонилась людей, которые этим увлекались, избегала участия в самом невинном гипнотическом сеансе. В общем, абсолютная целина!

По своему научному мировоззрению мне был, естественно гораздо ближе Павлов, чем Фрейд. Да, собственно, о Зигмунде Фрейде я знала не из учебников, а только из художеств венной литературы. Вот таков круг проблем и интересов, которыми я жила в те годы. Он совершенно типичен и вполне соответствует уровню моих коллег медиков.

Теперь можно подробнее рассказать о моей профессии. По специальности я врач. Работу выбрала в молодые годы не случайно, а по призванию. Оглядываясь на свою жизнь, понимаю — много в этом выборе было предопределено моими предками. Женщины в нашем роду по материнской линии были людьми по своим душевным качествам, на мой взгляд, замечательными. Доброта и отзывчивость передавались из поколения в поколение, поэтому и помощь больным людям пользовалась в роду большим уважением.

Первые лекари в нашем роду были самоучками — повитухи, шептухи, травницы. Запомнился с детства рассказ бабушки о том, как она лечила воспаление легких у своих детей. Больного одевали в теплое зимнее пальто и заставляли бегать до изнеможения. Затем бабушка раздевала его донага, закутывала в сухую простыню, обкладывала капустными листьями, поила горячим липово-малиновым чаем. Так она спасла жизнь многим своим — их у нее было тринадцать! — и чужим детям.

Медицинский опыт не гнушались приобрести и мужчины. Мой родной дед, по профессии — портной высокой квалификации, сам у бабушки принимал роды. Учитывая количество детей, которых удачно родила бабушка, он достиг и в этом деле определенного мастерства.

Профессиональные медики появились сравнительно недавно. Я была одним из первых в нашем роду. Выбору профессии способствовало достаточно много серьезных причин. Помню, в нашем доме было много медицинских учебников, я часто рылась в них, рассматривая рисунки. Впрочем, мало ли чем увлекаются дети, а уж кто из девочек не играет в медсестру или врача! Но у меня для таких игр были важные побудительные причины: моя мать часто болела, и мне хотелось ей помочь.

Был еще один важный эмоциональный момент — это воспоминания раннего детства, проведенного в лагере для перемещенных лиц под Мюнхеном. Попала туда вместе с мамой и братом, когда мне едва исполнилось 3 года. Думаю, что годы, проведенные в лагере, сотни смертей на моих глазах сформировали такое устойчивое желание противостоять смерти, вырваться из ее страшных объятий, что я уже не могла пойти никаким другим путем. Во всяком случае, если Богу было угодно сохранить мне жизнь среди немногих детей, думаю, это не зря значит, ему это для чего-то было нужно, значит именно он, дал мне способности экстрасенса.

Теперь несколько слов о моей семье. Ничего, что выделяло бы меня среди других женщин — обычные заботы, средний достаток по советским стандартам, вечная беготня за всем, чего не достанешь в магазинах. Никогда не делали из вещей культа: крохотная трехкомнатная квартирка, в которой жили две семьи, обычная мебель из тырсы, продукты из ближайшего гастронома. Ни машины, ни шубы из натурального меха. Но мы не ощущали особых тягот, не стонали — старались принимать с улыбкой временные трудности, которые преследовали нас с мужем всю жизнь, а сейчас легли и на плечи моих детей.

Да, я не сказала, что у меня взрослые сын и дочь, две прелестные внучки, в которых я души не чаю. О муже до сих пор говорят, что он сохранил, несмотря на свои пятьдесят лет, и обаяние, и красоту. Мне это трудно оценить, потому что его страсть посидеть с друзьями за бутылкой водки, на мой взгляд, переходит разумные границы. Но это, в общем, капля дегтя в бочке, и грех чернить жизнь, которая, я считаю, доставляет достаточно много радостей.

Свободное время предпочитаю проводить на садовом участке — крохотном, но весьма ухоженном и продуктивном. В условиях Прикарпатья ухитряюсь выращивать виноград, вызывающий восхищение у соседей — опытных садоводов. Еще хочу отметить, что в доме у меня всегда живут кошки и собаки — настоящие члены семьи, доставляющие много радости. Пожалуй, больше добавить к своей автобиографии нечего. В личной жизни — все очень обычно! Я так настойчиво подчеркиваю это, чтобы было понятно, почему меня так поразило случившееся — в один прекрасный день я почувствовала, что становлюсь экстрасенсом?