как вырваться на свободу из дурдома

Производственная характеристика на психа – или как вырваться на свободу из дурдома

Когда все книги были прочитаны, и я почувствовала, что уже основательно отдохнула, во мне проснулся клокочущий вулкан. Я поняла, что не одинока и нахожусь на хорошо проторенной дороге, по которой уже не одно тысячелетие идет далеко не худшая часть человечества. И еще я поняла, что мне есть, что сказать в этом поиске как экстрасенсу, что я могу достойно пройти часть дороги, может быть, проторить какую-то еще никому не известную тропинку.

Итак, пора заканчивать отдых. Во что бы то ни стало — вырваться на свободу из дурдома! Меня ждут больные, меня ждут мои наблюдения. Но как, как этого добиться?

У меня не было никаких прав куда-либо обратиться. Может быть, в каких-то инструкциях и записаны права «психа», но врачи на вопросы пациентов ответов не давали, от консультаций категорически отказывались. А от меня, как я уже говорила, все утаивалось вдвойне. Что предпринять, не нарушая жесткого режима диспансера?

Спасибо, нашлась добрая медсестра, которая подсказала мне выход: пусть человек, вызвавший «скорую помощь», напишет заявление о досрочной выписке. Администрация больницы может дать этому заявлению ход. Конечно, я, не откладывая, позвонила мужу.

Дмитрий сам был в ужасе, когда узнал, что делали со мной в 1-й палате, поэтому тут же прибежал и принес заявление. Правда, выяснилось, что одного желания забрать человека — недостаточно. Нужно еще… Ну, угадайте, что? Уверена, что ни за что не догадаетесь с первого раза!

А требовалась производственная характеристика, подписанная директором, партийным, профсоюзным боссами. Когда я узнала об этом — не могла удержаться от гомерического хохота. Я хохотала до слез.как вырваться на свободу из дурдома

Скажите доктор, кто из нас сумасшедший?

Немного успокоившись, я спросила лечащего врача, не сам ли Жванецкий составлял правила распорядка для больницы, чтобы довести до абсурда и без того не пользующиеся высокой репутацией порядки в этом доме.

Врач Валентина Александровна сочувственно смотрела на меня. Судя по всему, она не поняла, о чем я толковала. Тогда я прямо спросила: «Кто сумасшедший — вы или я? Неужели у нас в стране даже нормальным, чтобы выйти из больницы, нужна производственная характеристика? Может быть, вы еще установите таможенный контроль, шлагбаум, контрольную полосу»?

«Вы опять за свое!» — по серьезному лицу Валентины Александровны было видно, что она готова продлить мой срок пребывания здесь, и никакие положительные характеристики не спасут меня от ее гнева и обиженного гражданского чувства.